Alex Yu. Pyt'yev (pytyev) wrote,
Alex Yu. Pyt'yev
pytyev

Медицина: ускорение, гласность и другие перестроечные мифы

При поступлении предлагают принять препарат, якобы для облегчения предстоящей операции. Отказываемся, ввиду неясных рисков. День ожидания. Проводят операцию. Порядок. В: Зачем на самом деле нужен препарат? О: для того, чтобы приблизить срок пребывания пациента в стационаре на 1 день.

При этом: больные лежат в коридорах, т.е. налицо превышение количества лиц, находящихся на лечении, над количеством мест в стационаре. В: Является ли это нарушением норм СанПиН? О: да, конечно. Нигде в этих нормах не говорится, что пациенты могут быть размещены вне палат. Вывод: в городских больницах г. Москвы потоковая совковая медицина, в которой главное — гнать план.

Но ладно бы просто гнать план. Даже если врачу завтра начнут платить на уровне программиста средней руки в банке, само по себе это не решит ни профессиональных, ни организационных проблем в области здравоохранения. Точно так же, как не решат новые приборы.

В области оказания медицинских услуг насущным для нас является низкий уровень:

  • Культуры общения с пациентами абсолютно всех специалистов Л(П)У;

  • Культуры планирования медицинской помощи, выражающийся в постоянных очередях, неразумных сроках ожидания плановых вмешательств, произвольного изменения дат обследований;

  • Квалификации специалистов и незаинтересованность их в повышении оной

Но все вышеперечисленное является на самом деле следствием двух основных проблем:

  1. Непонятно, какие обязательства несет медицинское учреждение по отношению к пациенту. Т.е. услуги-то оказывают, но нет ни публичных перечня, ни, тем более, разумных (т.е. не только формальных) и измеряемых показателей качества услуг;

  2. Неоправданная сложность механизма привлечения к ответственности специалистов, которые своими действиями или бездействием нанесли вред здоровью (в т.ч. непоправимый, например, приведший к инвалидизации или смерти)

Собственно, есть и третья. Вообще проблема профессионализма и ответственности. Но это уже слишком, не правда ли?

UPD: как выяснилось из разговора с супругой, особым рвением в раздаче препарата отличалась только ее лечащий врач. Откуда вывод: ей (врачу) надо быстро-быстро и бесплатно провести клиническое испытание препарата (или группы препаратов). А пациенты — это такие бессловесные кролики. Ну, хоть согласия спрашивают, и то хорошо.

При этом утверждения врача были прямой ложью: с ее слов, препарат помогает исключить обильное кровотечение и снизить масштабы оперативного вмешательства. Даже возможный летальный исход, связанный с невозможностью остановки кровотечения в пост-операционном периоде, фигурировал в «аргументации». На практике: обильное кровотечение до операции, плохое самочувствие пациентки, а пить нельзя, т.к. назавтра — операция (не у нас, т.к. отказались).
Tags: medical care
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments